среда, 17 июня 2015 г.

На входе в Коляда-театр

Летом, когда не получается еще снова вернуться в работу, хочется валяться с книжкой и не выбираться в жару, но и тухнуть уже надоело, спонтанные решения - самое то! Вчера, например, сорвались в "Коляду" на "Маскарад". Заодно оценили акционные билеты.
Я видела фотографии "внутреннего убранства", знала, что для оформления собирали всякие раритетные вещи, но не представляла, как это может выглядеть. И в каком-то смысле даже была потрясена увиденным.
Дозальное пространство - просто отдельный спектакль. Наверное, у каждого оно взывает к своим чувствам - для кого-то это молодость или вся жизнь, иным неведомый раритет и так далее. Кто-то - не сомневаюсь - сам что-то принес сюда, и тем теплее для него встречи с комнаткой вещей. В общем, на очень сжатом, даже заграможденном пространстве - совершенно другой блок истории, дорогой так или иначе каждому. Насыщенность и воссозданные впечатления были для меня особенно теплой частью.
В ожидании спектакля или в антракте можно рассмотреть предметы, подписать открытки, которые потом бесплатно отправят. Мы с Машей считали изображения Сталина и котов. А еще не могли нарадоваться импозантным лосю и кабану в шляпах. Нашли корзинку с конфетами, но не поняли, почему они там стоят.
Дивное ощущение домашнего, родного пространства. И это одна из ключевых деталей атмосферы театра.
Сидишь в кресле с плетеным ковриком, тихо переговариваешься, а тут выходит сам Коляда. Все его знают, очень спокойно воспринимают его появление, хотя автографы - по его же призыву! - берут. Он в рубашке, тюбетейке. С высокопоставленными гостями здоровается по имени-отчеству, но почему-то кажется, что подойди к нему ты - и твое имя вспомнит.
Это день рождения Тамары Зиминой, одной из актрис. Ей 72. Все поздравляют, конечно, несут цветы. Кому-то Коляда указывает, где можно поставить букет, чтобы не вял. Опять же - единство, семейность.
А после спектакля ей что-то говорят при всех, зал стоит. Актеры, Коляда, именинница и зрители. Как нечто неделимое, на самом-то деле. Волшебное ощущение.
Не уверена, что готова и могу говорить про сам спектакль. В его основе очень четкий сюжет, обусловленный текстом, но я не читала оригинал, не размышляла над его деталям, поэтому мне сложно ловить оттенки смыслов. Единственное, о чем могу сказать подробнее - дополнительный персонаж. Как раз та Тамара Зимина сыграла кого-то вроде бабочки, души - она незримо присутствует в каждой сцене, оценивающе смотрит и молчит. Что интересно, в некоторых сценах ее таки не было. Например, не в момент убийства. Говорит ли это о том, что поступок Арбенина не нуждается в оценке, потому что мнение однозначно? Или просто что такие моменты - не время оценок? Или душа в принципе на стороне Нины (с учетом начала)? Все сразу или ничего из этого?
Внезапно почувствовала себя повзрослевшей: в начале заметила красавца-мужчину - раньше бы пускала слюни весь спектакль, а теперь присмотрелась к игре, обратила внимание на именно что потрясающего актера, по совместительству - лидера группы Курара Олега Ягодина, а красавец-мужчина был забыт. Сознательно-прекрасное чувство, когда вспоминаешь совсем другое с чувством, что проникся. Кажется, этот театральный год в ком-то воспитывает хорошее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий