вторник, 1 декабря 2015 г.

Новая эпоха кинотеатров?

Мы не фанаты кинотеатров, вообще киноискусству как таковому не очень уделяем внимание. Быть может, фильм сложнее смотреть урывками, а именно так и получается расширять свой кругозор в условиях огромного количества задач. Но нынешний сезон оказался неожиданно впечатляющим и достойным внимания. Если быть более точной - друг за другом выпустили и показали несколько фильмов глубоких, серьезных, интересных. Тех, которые хочется пересматривать, над которыми хочется думать. Когда из зала выходишь действительно неравнодушным. Сейчас ведь очень привычно развлекательное кино для аудитории всех возрастов, а что-то более интеллектуальное или знаковое встречается в рамках фестивалях, о чем даже узнать дано не каждому.
Тем не менее, одним из фильмов, ознаменовавших для меня этот отрезок времени, стал "Просто Джим" (Just Jim) с BritFest. Он был несколько странным и, кажется, не лучшим из ряда лент на английском, но оставил завороженной. Реальность без реальности, что держится на повторении одного и того же (вопросах о том, не Роджер ли Джим, не его ли брат; сценах под водой; одной и той же истории в местном кинотеатре; утренних прогулках с собакой; тренировках к кроссу) - попытка найти равновесие в ускользающем из-под ног прошлом мире и, отталкиваясь от этой точки опоры, двинуться куда-то, стать взрослее. Отчасти это полнейшее застревание (плакат на дне рождении, показывающий, что Джиму на год меньше, чем на самом деле). Сменой рутины (не разрушением ее - созданием новой из тренировок, поездок, свиданий) становится новый друг, сосед, полностью нарушающий былой ход дел, увлекающий за собой. К нему очень хочется применить термин миражная интрига - желание увидеть то, чего нет. Герой в принципе иллюзорен, когда появляется в кольцах дыма и будто не вполне заметен для остальных, кроме родителей Джима. Он доводит последних до веры в испорченность и ненормальность сына, а того приближает к идее убийства или самоубийства. И только в конце, будучи уже на грани, Джим говорит с старым знакомым, бывшим военным, кого не раз встречал на прогулках, слышит от того мудрые фразы от жизни (ты решаешь, какой ты человек). Только это позволяет ему порвать с рутинами, которые не он сам себе создал, но которые засасывали его в прошлое, только это позволяет ему выбирать и стать более зрелым в своих решениях.
Второй фильм, как и "Джима", я смотрела без Маши. Впрочем, удивилась бы, побеги она не него, теряя тапки. Это был "Сохрани мою речь навсегда" памяти Осипа Мандельштама, и он странным образом совпал с выбором ролей в литературный театр, с попыткой разобраться в серебряном веке. Это было дивное сплетение стихов, образов, техник и воспоминаний, от которого пробирало. Это было совершенно не похоже на линейно-сюжетные фильмы, где подбор картин и сцен определяется условиями и историей. Хочется назвать работу очень ассоциативной, но потому столь живой и увлекательной, непредсказуемой, а еще согласиться с жанром, который обозначен режиссером - сочинение для кинотеатра со зрителем. Из-за всего этого о фильме нельзя просто сказать, его надо увидеть, услышать и прочувствовать.
Нам повезло оказаться на премьере, после которой состоялась небольшая встреча с режиссером. К сожалению, она несколько разрушила целостность впечатления. Во-первых, он сам признает себя дилетантом искусства, а у таких, как правило, первично ощущение и понимание внутри себя. Это позволяет создавать дивной красоты и глубины картины, но в ряде вопросов возникает путаница, он сам не знает, какой из его ответов не противоречил бы остальным, несколько путается сам и путает зрителя. Начинает казаться, что на деле-то и нет знания, чего нельзя и не хочется говорить. Во-вторых, он, как и большинство увлеченных людей, ждет от всех того же уровня понимания и надеется на глубокий и полезный для него самого диалог. Но многие стадии, которые еще не прошли или прошли по иной дороге собравшиеся, для него уже позади, множество идей из зала оказывается ему банальщиной. Он критикует видимое понимание, завязываются споры, где все твердо сохраняют позиции, споры без плоти и крови. За волшебной вышивкой фильма оказывается оборот в узлах, связанных нитках, незамаскированных неаккуратностях, в чем, конечно, может быть особый шарм, но он как-то не очень есть.
Напоследок - "Спасение". Данная лента в сознании распадается на эпизоды, каждый - отдельный повод для раздумий, но найти связующее нечто кажется едва возможным. Фильм очень прозрачный и одновременно - переполненный, перенасыщенный. С одной стороны чистый горный воздух и ясные мысли. С другой - атмосфера индийской культуры, ее детальности и пряности и сложность системы связей. Поэтому, несмотря на столько разных судеб, их вариантов, в финале все объединяет мысль, делающая понимание мира немного проще: что самое интересное - бог есть. Наверное, об этом фильме тоже нельзя говорить, потому что передать движение мысли, пересказать его сложно - тут важнее следить за ходом дела самому и позволять себе думать о том, что видишь.
Сейчас я хочу сходить на "Ангелов революции" - кажется, этот фильм отлично встает в ряд с описанными. Но кто знает, получится ли и понравится ли? Ждите отзывов, если ответ - двойное да!

Комментариев нет:

Отправить комментарий